Блог Марыi Лукашук

Может, по достоинству?

u Чэрвень 12, 2016
y 3 033

В нас часто сомневаются. Мы часто обижаемся. Так будет всегда. Так будет везде.

Что ты несешь? – спросите Вы. А я просто буду рада, если Вы не согласитесь, а просто подумаете.

В правозащитную тусовку я окунулась лет 5 назад. Рассказывая о несправедливости, нарушениях и разного рода прессинга, они казались мне идеальными. Как же я прониклась, будучи по натуре той, кто защищал друзей от нападок преподавателей и собарал по улицам собак. “Добро”. Потом был выпуск оппозиционной газеты вместе в другими “добрыми” друзьями. Материалы о некачественном образовании, об отсутствии врача в корпусе и гнобежке туркменов первого курса. Знакомство с региональной альтернативной тусовкой, общение с ментами в опорке, выход в интернет и запуск новостного ресурса, материалы на котором пропитаны должным, но добрым скепсисом.

Прошло 3 года веры. Взаимодействия и внедрения. А потом я очутилась в Харькове. 2 недели волонтерства в пункте помощи беженцам из Луганской и Донецкой областей. 2 недели общения с людьми, которые оказались без дома, работы, гарантий, в хаосе. Истории были разными: кто-то действительно бедствовал, кто-то пытался нажиться на гуманитарке, перепродавая ее в подземках города за копейки. И, знаете, меня настолько торкнуло. Здесь решались такие важные проблемы. Но. В волонтерах, которые тоже являлись беженцами, но днями работали здесь без особых компенсаций, сомневались. В них сомневались. “Они тут самые лучшее вещи себе забирают. И платят им много!”.

Я одурела. Не буду рассказывать подробно, какие истории слышала. Но в Беларусь я вернулась с убежденостью, что на каждое доброе дело всегда найдется недобрая реакция, и сумкой скепсиса. Лично я не сомневалась в тех людях, с которыми работала там. Я видела, как им было тяжело, но как они держались.

Я сформулировала то, что засело. Насколько то, чем занимаются наши правозащитные инициативы, действительно то? А потом я стала отличать неприязнь членов одних команд к другим. Как ни странно, знаменитые огромные грантовские деньги, о которых так кричат спецслужбы, здесь были мало замешаны. Как по мне. Узнаваемость, влияние, имя, перспективы.

Все в условиях, когда делается мизер. Когда поднимаются не те проблемы, которые решались в Харькове. Не та ситуация, понятно, не тот вид помощи. Но все же.

Мы все приблизительно равны в своей мизерной деятельности. Кто-то пишет жалобы, кто-то занимается просвещением, кто-то говорит о политзаключенных, кто-то о мире и энергии. Кожнаму ж сваё. И тут я подхожу в завершению.

В моем идеальном мире белактивизма все поддерживают друг друга и не ржут над чьими-то акциями. Из области нереального. А потому что продукт нематериален и оценить его сложно. Однако сегодня, несмотря ни на что, в одном я уверена точно: если в кулуарах или публично мы будем критиковать продукт другого, пиаря при этом свой – оба будут иметь меньшую ценность.

Так вот к чему я. В нас всегда буду сомневаться. Мы даже можем немного обижаться. Но мы должны понимать, что так будет всегда и везде, и вести себя достойно.

По достоинству?